Loading...

Генетическое исследование и мифы вокруг него

В современном мире практически каждый второй мужчина, став отцом, начинает задаваться вопросом, своего ли ребенка он воспитывает. Как правило, подобного рода сомнения не озвучиваются вовсе или обсуждаются лишь в тесном кругу близких друзей, поскольку принятый в обществе порядок вещей диктует этому же мужчине конкретные правила поведения в роли мужа и отца, ответственного за свою семью и появившегося в нем малыша. А значит и любые подозрения в отношении супруги и матери ребенка подвергаются единодушному общественному порицанию.

Но довольно часто возникают обстоятельства, когда необходимо сдать анализы ДНК на отцовство. Выполнение родительских обязательств означает не только следование определенным моральным аспектам, но и риск возникновения тех или иных юридических последствий. Избежать их под силу только мужчине, доказавшему с помощью генетической экспертизы отсутствие родственных связей между ним и его предполагаемым ребенком.

Тест ДНК: взгляд изнутри

Врач-генетик, создатель лаборатории по проведению генетических исследований в г.Торонто – Ю.Мелекховец, объясняет процесс проведения экспертизы для оспаривания отцовства и развеивает мифы, возникающие на этой почве.

По мнению специалиста, установление родственных связей с помощью анализа ДНК является почти стопроцентным показателем наличия или отсутствия отцовства в каждом конкретном случае. Подобное испытание есть не что иное, как поиск общих маркеров в биологических материалах предполагаемых отца и ребенка с использованием специального оборудования.

Исходя из своих наблюдений, Ю.Мелекховец заключает, что сегодня в России появилось большое число желающих проверить достоверность своего отцовства. Однако сложность и дороговизна исследования ограничивает доступ людей к подобного рода услугам. Так, например, цена на установление отцовства с помощью ДНК в Екатеринбурге на данный момент начинается с 12000 руб.

Мифы об определении отцовства

Поскольку генетика – наука молодая и плохо изученная, вокруг нее то и дело возникают ошибочные суждения, не подтвержденные научными экспериментами, но плотно укоренившиеся в людском сознании. Особо актуальные сегодня вопросы установления отцовства не стали исключением из этой тенденции. Ю. Мелекховец называет четыре самых известных мифа в данной области:

  1. Внешнее сходство – гарантия родственной связи.
    Видимая схожесть, несомненно, напрямую зависит от генетического набора обоих родителей, но в то же время сложная комбинация их генов способна привести к какому угодно результату. Известны случаи, когда у голубоглазых родителей появлялся малыш с зелеными глазами. А все потому, что обладателем такого цвета являлся один из предков супругов.
  2. Измена с родственником мужа не нарушает генетическую общность отца и ребенка.
    Любое исследование в лабораторных условиях легко и быстро определит истинную принадлежность генов ребенка, например, не отцу, а его родному дяде. Подобный случай произошел недавно, когда муж по неизвестным причинам решил пройти тест ДНК на отцовство. Результат выявил, что настоящим отцом сына заявителя является его родной брат.
  3. Женщина всегда точно знает, кто отец.
    Статистика показывает обратное. Одна треть лиц, обратившихся в ДНК центр для установления отцовства – это женщины. На самом деле очень часты абсурдные ситуации, когда в результате исследования отцом ребенка оказывался мужчина из соседней квартиры. Похожая история возникла недавно при проведении судебно-медицинской экспертизы на отцовство в Екатеринбурге.
  4. Ребенок как инструмент для манипулирования.
    Эта проблема довольно известна, как и набор хорошо знакомых манипуляционных фраз: «Ребенок не твой» или «Он не от меня». Подобные модели зачастую выступают орудием мести при серьезных семейных противоречиях. В ДНК центры часто приходят известные или состоятельные люди, ставшие жертвой таких манипуляций. При этом главная цель предельно ясна – получение больших денежных выплат на ребенка. В этой связи организация испытаний по предписанию органов судопроизводства уже давно стала совершенно обычной практикой.